«Подводные камни» в эстетической хирургии

Многие люди нередко обме­ниваются информацией, которая основана на слухах, а также личных взглядах журналистов, выраженных через средства массовой информации. В отношении пластичес­кой хирургии эти догадки и предполо­жения выражаются в вопросах, кото­рые пластическим хирургам часто за­дают пациенты.
Некоторые устойчивые мифы о на­шей специальности могут быть смеш­ны, иногда нелепы, но они отражают общественный интерес, подогревае­мый недостатком правдивой информа­ции. В этой главе я хочу рассмотреть некоторые из них.
Миф. Пластическая хирургия — коммерчески самая привлекательная (для врачей) область медицины.
Антимиф. Если вы попадаете на операционный стол с аппенди­цитом, внутренним кровотечением или другим опасным для жизни состоянием, вы не задаете хирургу лишних вопросов, так как иначе можно отправиться на тот свет. А хирург спасает ваше здоровье и жизнь. Часто он делает это в чрезвычайно сложной ситуации. По­этому после операции, когда вы уходите домой на своих ногах, вы не предъявляете врачу претензий за качество швов, особенности наркоза, а то и за нагноение раны. Совсем иная ситуация в пласти­ческой хирургии. Здесь пациент — придирчивый заказчик на вы­полнение сложнейшей работы. Причем любые даже самые мелкие особенности лечения (от обстановки в палате, до ширины после­операционного рубца и многое другое) не только являются пред­метом самого внимательного обсуждения, но и могут в последую­щем стать основанием для финансовых претензий и даже для су­дебного дела.
Пластическая хирургия — это интегральная область хирургии, требующая от хирурга многолетней подготовки, постоянной учебы и чтения мировой литературы, особой филигранной техники опера­ций и умения быть психологом. Все это приобретается многолетним тяжким трудом.
Не будет большим преувеличением сказать, что пластическая хи­рургия — это альпинизм в хирургии. И ее коммерческая составляю­щая — лишь внешняя сторона дела. Такая же, как высокая заработная плата у людей, по долгу службы выполняющих сложную, трудную и опасную для здоровья работу. В пластической хирургии — это во многом плата за риск, реальную возможность больших потерь и вообще трудности жизни хирурга. При ближайшем рассмотрении эта область хирургии настолько сложна и трудна с профессиональной точки зрения, что является привлекательной прежде всего для незна­комых с ней людей и для любителей трудностей или даже экстрима.
Миф. Старение человека — это естественно. И если вас по-настоящему любят, то будут любить с любым внешним видом.
Антимиф. Да, своих детей любят любыми. А вот жен — не всегда и не во всем. Ведь отношения мужчины и женщины, мужа и жены не­обычайно сложны и абсолютно индивидуальны. Читатель, если проблема возраста для вас уже актуальна, вспомните о том, как вы вы­бирали своего мужа (жену). Практически всегда именно внешняя привлекательность питает любовь (кроме, конечно, браков по расче­ту). Однако со временем человек неизбежно стареет. Изменяются формы тела, характер, взгляды. Поэтому изменяется и любовь. И пос­ле рождения детей, и после появления внуков в ней появляются но­вые оттенки. Она просто не может оставаться прежней. Любовь — то-, же живет, и тоже может стареть. И для того, чтобы она сохранилась, важно чтобы и душа, и тело оставались привлекательными. С возрас­том это удается далеко не всем, и свидетельство этому — наибольший пик разводов после 15 лет семейной жизни. Спросите наших паци­ентов, и они подтвердят, что пластическая хирургия способна значи­тельно уменьшить этот процент
Миф. Многие женщины, перенесшие одну пластическую операцию, «подсаживаются на иглу» и уже не могут не делать новых операций.

Антимиф. Эффективно выполненная пластическая операция способна настолько изменить жизнь человека к лучшему, что это создает у человека стимул вновь обращаться к пластическому хирургу, но уже по другому поводу. Большинство женщин и мужчин имеют не одну, а несколько проблем, которые можно было бы решить (или во всяком случае значительно уменьшить) с помощью пластической хирургии. И, оставшись довольными первой операцией, они, как ими же говорится, «приводят себя в порядок». Наиболее часто это проис­ходит в возрасте после 40-45 лет. И по статистике операции, выпол­ненные (по новому поводу) уже оперированным пациенткам, со­ставляют 20-25% в практике пластического хирурга.
Миф. Лицо после операции подтяжки тканей часто «перетянуто», что проявляется удлинением линии рта и пр. (при обычно следует ссылка на ка -кую-либо актрису).
Антимиф. Перетянуть ткани лица попросту невозможно, так как слишком большая тяга за кожу нарушает ее кровоснабжение и при­водит к гибели ткани на краю раны с последующим образованием очень широких рубцов. Эту грубую ошибку может совершить не про­сто неопытный, а совершенно необученный хирург. Но даже в этом случае щеки после заживления ран быстро приобретают нормаль­ную величину с естественным запасом тканей (который дает воз­можность разговаривать, принимать пищу и вообще открывать рот). Ведь способность растягиваться является обязательным свойством живой кожи.
Поэтому «перетянутость» лица — кажущееся впечатление. Дело в том, что линия рта с возрастом может значительно измениться за счет опущения верхней губы и уменьшения ее объема. Вместе с появ­лением даже не очень глубоких борозд в уголках рта все это и созда­ет впечатление его удлинения. Кроме того, лицо (и особенно линия губ) способно значительно измениться под влиянием косметики. Поэтому, изменение макияжного стиля (что, согласитесь, нередкое явление, в том числе и после операции) может повлечь самые разные оценки, включая и эту, мифическую.
Миф. Пластические операции выполняют себе только богатые люди, которые «с жиру бесятся».
Антимиф. К пластическим хирургам люди приходят не потому, что у них много денег. Их приводят реальные проблемы, которые иначе не решить. И это происходит в любом возрасте и с людьми лю­бого достатка. Конечно, человек, не работающий и не имеющий до­статочных средств к существованию, пластическую операцию делать не станет. Но он вряд ли пойдет и в современный кинотеатр, обедать в ресторан, или что-нибудь купить в модном бутике. Скорее всего, его не заинтересует даже парк развлечений.
Миф. Пластическая хирургия — это очень дорого.
Антимиф. А может ли быть иначе? Ни в одной области медицины к врачу и качеству его работы не предъявляют столь высоких требо­ваний, как в пластической хирургии. Расстояние от ошибки до хоро­шего результата нередко измеряется в долях миллиметра. И так в каж­дой операции! К тому же очертания тканей, которые хирург создает на операционном столе, не в полной мере соответствуют тому, (а ча­сто — значительно отличаются от того), что будет после завершения периода реабилитации (а он длится от 3-х месяцев до 1 года). И для того, чтобы получить нужный результат, хирург должен не только знать закономерности изменения тканей под влиянием операции и времени, но и точно рассчитать послеоперационные «превращения» контуров. И это у пациентов с совершенно разными характеристика­ми тканей, очень отличающимися индивидуальными требованиями, у людей с разным уровнем внутренней дисциплины (заставляющей или мешающей выполнять рекомендации врача иногда на протяже­нии нескольких месяцев после операции).
Поэтому пластическая хирургия — это сложнейшая (для хирур­га), а также в высшей степени юридически рискованная область ме­дицины, работа в которой не может оплачиваться по низким расцен­кам. Оглянемся на Запад с его рыночной оценкой труда человека. Рейтинг пластических хирургов — почти максимален.

Миф. Пластическая хирургия «штампует» «стандартно красивых» лю­дей. Цитата из одной газетной статьи, автор которой была явно на­строена против пластической хирургии: «…Среди состоятельных дам, не обремененных заботами о бизнесе, доме и детях, пластичес­кая хирургия стала чем-то вроде хобби. Если так и дальше пойдет, в России появятся тысячи ухоженных женщин неопределенного воз­раста, похожих на Барби,…Даже в глазах проглядывает что-то об­щее. Вспомним российскую элиту, дворян, предпринимателей, куп­цов, актеров и литераторов. Какие у них были оригинальные лица! Никто не стремился быть похожим на кого-то кроме самого себя. Верхушка общества, которая рано или поздно появится в России, не должна напоминать атаку клонов».
 
Антимиф. Что-то общее в облике людей может сформироваться под влиянием образа жизни. Так, «усредненное» выражение лица жи­телей в благополучной стране Европы будет существенно отличать­ся от внешнего вида (и настроения, а стало быть, и выражения лица) жителей русской глубинки (где до сих пор часто нет света, зимой — тепла и всегда — денег). Но пластические операции «выровнять» всех не могут. Во-первых, потому, что хирургов не хватит. А если всерьез, то индивидуальная анатомия человека может быть изменена пласти­ческими хирургами лишь в относительно небольших пределах. И свою индивидуальность человек все равно сохранит.

Миф. Стоит только сделать подтяжку тканей лица, как потом ее придет­ся повторять каждые 5-7лет.

Антимиф. Если человек живет, то его ткани всегда со временем растягиваются. Это — неизбежно. Но только при самых неблагопри­ятных особенностях тканей (полных тяжелых щеках, очень тонкой коже и ее высокой подвижности) результат качественно выполнен­ной операции может сойти на нет уже через 2-3 года. Но к счастью эта ситуация встречается лишь у 2-3% пациентов. В большинстве же случаев в ходе операции хирург создает разницу в возрасте, которая в той или иной мере держится всю оставшуюся жизнь. И через 10 и через 20 лет пациент выглядит значительно лучше, чем он выглядел бы без операции.

А.Е. Белоусов. Пластическая хирургия без прикрас. СПб., 2007.